https://eabr.org
Анонс новых телепрограмм сезона 2018

СООТЕЧЕСТВЕННИКИ

Зинаида Серебрякова: наследница русского импрессионизма

23.08.2018 Диана Клим, телеканал "Большая Азия" 132 просмотров

Зинаида Серебрякова никогда не шла вслед за модой в искусстве, картины писала только в своем неповторимом стиле, который отражал её внутренний мир. Большую часть жизни художница провела во Франции, где безустанно пыталась организовывать выставки своих работ. Во многом благодаря ей французы узнали о быте русских крестьян; о том, какие завораживающие пейзажи есть в России; как выглядит нашумевший Мариинский театр и его знаменитое закулисье.


Зинаида Лансере – в замужестве Серебрякова – родилась в 1884 году в родовой усадьбе «Нескучное» около Белгорода. В доме Лансере всегда царила творческая атмосфера: переходя из комнаты в комнату и рассматривая картины на стенах дома, маленькая Зинаида могла проследить историю творчества своих дальних родственников из Италии, которые были влиятельными художниками и архитекторами. Любовь к искусству была в крови у семейства Лансере: мама Зинаиды Екатерина была талантливым художником-графиком, а отец художником-анимистом. В постоянном потоке креатива росли Зинаида и шесть её братьев и сестер.


Все окружение маленькой девочки увлекалось живописью и знало толк в искусстве. У Зинаиды просто не оставалось выбора: ее жизненный путь с детства был связан с творчеством. Все мысли и переживания Зинаида Серебрякова отражала в своих картинах; в трудные периоды жизни искусство становилось для неё глотком свежего воздуха, источником сил и способом рассказать миру о своих чувствах.


avtoportret_v_kostyume_pero.jpeg
Зинаида Серебрякова. Автопортрет в костюме Пьеро (1911). Фото: cvetamira.ru


Первыми наставниками будущей художницы стали её дяди, а именно знаменитые Александр и Альберт Бенуа (живописцы, академики и критики). «Росла Зина… болезненным и довольно нелюдимым ребенком, в чем она напоминала отца и вовсе не напоминала матери, ни братьев и сестер, которые все отличались веселым и общительным нравом,» - вспоминал Александр Бенуа. Под звуки фортепиано, разговоры и смех взрослых на веранде за обеденным столом в родовом имении Нескучном юную Зинаиду часто можно было заметить за рисованием. Иногда девочка ходила помогать крестьянам собирать фрукты в саду. Проводя лето в Нескучном, юная художница получала столько впечатлений, что не могла не написать множество ярких и в то же время спокойных пейзажей. Зимой семья Лансере уезжала в Санкт-Петербург и жила в квартире Бенуа по соседству с Мариинским театром.


 na_terrase_v_harkove.jpg
Зинаида Серебрякова. На терассе в Нескучном. Фото: artchive.ru


В 1900 году Зинаида Серебрякова закончила женскую гимназию и поступила в художественную школу Марии Тенишевой. Проучившись несколько лет в мастерской Осипа Броза, она неожиданно уезжает на родину своих дальних родственников – в Италию - изучать классическое искусство. Там юная художница осознает, что хочет заниматься живописью самостоятельно, без помощи мастеров.


Семейное окружение помогло развить потомственный талант. Любопытно, что именно в кругу ближайших родственников она встретила свою настоящую первую любовь. Художница влюбилась в Бориса Серебрякова – своего двоюродного брата Борис и Зинаида долго пытались найти священника, который согласится бы их обручить, но постоянно наталктвались отказ. Серебряковы уже подумывали перейти в лютеранство, где действуют более мягкие правила, но все же один сговорчивый батюшка согласился узаконить их союз.


6193.jpg
Зинаида Серебрякова. Портрет Бориса Серебрякова. Фото: art-catalog.ru


Обвенчавшись, молодые влюбленные Серебряковы отправились во Францию, где Зинаида училась в известной и передовой парижской Академии де ла Гранд Шомьер. Но молодую художницу неумолимо тянуло на Родину – в Нескучное. Только там она чувствовала такой прилив сил и вдохновения, которые помогали ей писать картины. «К черту мне ваши Чайковские, Григоровичи, Эрмитажи, Рембрандты, театры, Нибелунги, катки, вечера, обеды, гости, и Миля, и Маша, и Еля мне вовсе больше не интересны, и хочу Нескучного, Нескучного!» - рассуждала Зинаида во Франции.


tild6531-6632-4662-b263-643834376261__6210.jpg
Зинаида Серебрякова. Яблоня в Нескучном. Фото: culture.ru

Вернувшись в родную усадьбу, художница начала писать цикл работ, посвященных крестьянству. «Она очень любила крестьян-тружениц. Для картин выбирала женщин крепких, рослых, передавала их силу, бодрость, прилежание к труду, аккуратность,» - вспоминала потом местная жительница Василиса Дудченко. В своих картинах она использовала интенсивные цвета, от чего жизнь в деревне воспринимается красочной, но при этом гармоничной. Крестьяне на её полотнах всегда одеты в яркую одежду: розовые рубахи, белые сарафаны, красные фартуки и синие штаны. На фоне умиротворенной природы такие контрастные оттенки создают уникальное впечатление, которое характерно именно для картин Зинаиды Серебряковой.


6sereb.jpg
Зинаида Серебрякова. Беление холста. Фото: maroseyka2.ru


В этот же период художница пишет работу, которая сделает её знаменитой - автопортрет «За туалетом». «Я решила остаться с детьми в Нескучном… Мой муж Борис Анатольевич был в командировке, зима в этот год наступала ранняя, все было занесено снегом — наш сад, поля вокруг, всюду сугробы, выйти нельзя. Но в доме на хуторе тепло и уютно, и я начала рисовать себя в зеркале,» - вспоминала Зинаида.


avtoportret.jpeg 
Зинаида Серебрякова. За туалетом. Фото: cvetamira.ru


По совету брата Зинаида отправляет две свои картины на выставку «Мир искусства». Полотна «За туалетом» и «Зеленя. Осенью» поразили критиков своими чистотой, искренностью и умиротворением. Вскоре картины приобрела Третьяковская галерея. Успех молодой художницы был очевиден. «Автопортрет Серебряковой, несомненно, самая радостная вещь… Здесь полная непосредственность и простота: истинный художественный темперамент, что-то звонкое, молодое, смеющееся, солнечное и ясное, что-то абсолютно художественное,» - делился впечатлениями от картин её дядя Александр Бенуа. После этой выставки на Зинаиду свалилось множество заказов. Бенуа пригласил её в свою команду по работе над росписью Казанского вокзала в Москве. В это время художницу тянуло к восточной тематике, поэтому на стенах вокзала она изобразила свои мечты и представления об Индии, Японии и Турции.


zavtrak.jpg
Зинаида Серебрякова. За обедом. Фото: cvetamira.ru


Серебрякова очень любила писать своих детей – их у неё было четверо. «Художница создала особый жанр в трудной области детского портрета (в которой так легко дать кукольные и сентиментальные изображения); в ее работах дети не позируют перед любующимися ими взрослыми — они живут своей важной жизнью маленьких людей, у которых так много разных серьезных дел и интересов,» - отмечал искусствовед  Алексей Савинов. Вскоре семейную идиллию разобьют грядущая революция и гражданская война. Проводить лето в Нескучном уже становилось опасным. На смену идиллическим пейзажам пришли сцены бунтующих крестьян и разоряющихся имений. Муж Зинаиды был в командировке уже несколько месяцев, что немало беспокоило художницу. Из-за произошедшей революции регулярная работа почты прервалась. Серебрякова уже два месяца не получала писем от возлюбленного. В письме своему брату Николаю Зинаида писала с волнением: «…я здесь в безумном беспокойстве — вот 2 месяца, что не имею ни строчки от Бори, это так страшно, что я с ума схожу. В августе он писал часто, и письма доходили, а с 28-го никаких известий нет». В начале 1919 года Борис все-таки вернулся из командировки, тогда семья переехала из Нескучного в Харьков. Но вскоре возлюбленный Серебряковой умер у неё на руках от тифа. Без средств к существованию Зинаида осталась одна с четырьмя детьми.  «Ах, так горько, так грустно сознавать, что жизнь уже позади, что время бежит, и ничего больше, кроме одиночества, старости и тоски, впереди нет, а в душе еще столько нежности, чувства. Я в отчаянии, все так безнадежно для меня. Хотя бы уехать куда-нибудь, забыться в работе, видеть небеса, природу,» - писала художница в письме к Галине Тесленко.


IMG_3243.jpg
Зинаида Серебрякова. Карточный домик. Фото: stene.ru


Зинаида Серебрякова в те годы никак не могла себе позволить хорошие масляные краски и кисти, поэтому художнице приходилось рисовать исключительно углем и карандашом – на большее не хватало средств. Чтобы хоть как-то выживать, Зинаида устроилась в Харьковский археологический музей. В это время она напишет свою самую мрачную картину – «Карточный домик».  На полотне изображены её дети, пытающиеся собрать карточный домик. Картина наполнена тревогой и предчувствием беды. Кажется, что вот-вот и домик разрушится, как и тихая жизнь семьи Серебряковых. Уже живя в Санкт-Петербурге в квартире деда Николая Бенуа, семейство узнало, что их родовое имение в Нескучном, к которому так сильно была привязана Зинаида, было разграблено и сожжено.  


131119192654.jpg
Квартира Бенуа в Санкт-Петербурге. Зинаида Серебрякова. Катя и Тата у зеркала. Фото: livemaster.ru


По указу Советской власти огромная квартира Николая Бенуа, в которой гостили Серебряковы, превратилась в коммунальное жилье. Но художнице повезло, в соседних комнатах поселились близкие по духу творческие люди - искусствовед Сергей Эрнст и художник Дмитрий Бушен. «Поселились в трех комнатах, поставили «буржуйку». В остальных комнатах приходилось ходить в пальто. Под мастерскую была отведена небольшая комната с балконом, ее легче было отапливать,» - рассказывала дочь Зинаиды.


Благодаря усилиям новых соседей дочь Серебряковой начала заниматься балетом, а Серебрякову приглашали на спектакли и за кулисы Мариинского театра, чтобы она запечатлела на своих картинах невероятный мир русского балета. Так у художницы появилась новый цикл картин, посвященных этому виду искусства.


animagemella1.livejournal.com.jpg
Зинаида Серебрякова. Большие балерины. Балет Ц. Пуни "Дочь Фараона" Фото: animagemella1.livejournal.com

Вскоре Зинаида поняла, что будущего у неё как у художника в Советском Союзе не будет. Жить можно было только за счет портретов на заказ, а они бывали крайне редко. Спасением казалась эмиграция. «Если бы Вы знали, дорогой дядя Шура, как я мечтаю и хочу уехать, чтобы как-нибудь изменить эту жизнь, где каждый день только острая забота о еде (всегда недостаточной и плохой) и где мой заработок такой ничтожный, что не хватает на самое необходимое. Заказы на портреты страшно редки и оплачиваются грошами, проедаемыми раньше, чем портрет готов,»- писала художница своему дяде Александру Бенуа в Париж.


Оставив в России детей и мать, Серебрякова уезжает в Париж с надеждой заработать там денег и попытаться завоевать славу за рубежом. Но Франция отнюдь не сразу признала русскую художницу. От классических форм, в которых писала Зинаида, мода перешла к авангарду, поэтому картины русской эмигрантки мало кого интересовали. Единственным утешением стало то, что, по просьбе Александра Бенуа, из СССР все-таки удалось перевезти в Париж двух детей Серебряковой.


374998.jpg
Зинаида Серебрякова. Париж. Люксембургский сад. Фото: artchive.ru


В столице моды и искусства художница чувствовала себя замкнуто и почти ни с кем не общалась. Дружила лишь с давними русскими приятелями, которые тоже оказались в эмиграции. В Париж также уехали и петербургские соседи Зинаиды Дмитрий Бушен и Сергей Эрнст.


После нескольких тяжелых лет лишений и напряженной работы Серебряковой наконец-то улыбнется удача. После успешной выставки «Старое и новое русское искусство» художница была буквально завалена долгожданными заказами. Бельгийский аристократ даже спонсировал её поездки в Марокко при условии, что она отдаст полюбившиеся ему картины.


serebryakova1-206.jpg
Зинаида Серебрякова. Марракеш. Стены и башни города. Фото: cultobzor.ru


«Меня поразило все здесь до крайности. И костюмы самых разнообразных цветов, и все расы человеческие, перемешанные здесь, — негры, арабы, монголы, евреи (совсем библейские). Я так одурела от новизны впечатлений, что ничего не могу сообразить, что и как рисовать,» - делилась впечатлениями Серебрякова. В Африке Зинаида училась рисовать быстро (многие отказывались позировать), пытаясь запечатлеть весь колорит Северной Африки.  Местные пейзажи, яркая одежда, невероятные украшения, мечети, кочевники – весь этот калейдоскоп разнородных и пестрых картин традиционной жизни впечатлил и вдохновил художницу на создание более 60-и произведений. «Пленительная серия марокканских этюдов, и просто изумляешься, как в этих беглых набросках (производящих впечатление полной законченности) художница могла так точно и убедительно передать самую душу Востока,» - отзывался Александр Бенуа о её картинах.


По приезде в Париж Серебрякова организовала выставку, посвященную своему путешествию в экзотичную страну.  Парижское общество высоко оценило труд художницы, картины произвели большое впечатление на публику, но продать получилось не так много работ. Как и в пору гражданской войны семья Серебряковых постоянно испытывала острую нужду: денег на еду и одежду не хватало, о красках и говорить не приходилось.


i-5063.jpg
Зинаида Серебрякова. Марокканка в розовом платье. Фото: liveinternet.ru


До начала войны в сердце художницы еще теплилась надежда вернуться на Родину. Но в уже оккупированной фашистами Франции любые связи с СССР считались преступными. Серебрякова отказалась от своего гражданства и получила нансеновский паспорт (документ, удостоверяющий личность беженца). В связи с этим Зинаиде пришлось прекратить переписку с родными на 6 лет.  «Да, годы, годы пролетели… а теперь я от старости так «заробела», что не могу принять решения покинуть моих Шурика и Катюшу, и вот это просто мученье для меня. Ибо, конечно, это была моя непростительная опрометчивость тянуть здесь лямку непризнанной и никому не нужной художницы,» - писала она.


В конце 50-х советское правительство предложило Серебряковой вернуться в СССР, но семидесятилетняя художница так и не решилась на этот шаг. Через несколько лет во Францию к матери вырвалась старшая дочь Зинаиды Татьяна. В это время она уже работала художником во МХАТе. Серебрякова совсем не любила фотографироваться, поэтому Татьяна помнила мать только по её же автопортретам.


261937.jpg
Зинаида Серебрякова. Автопортрет. Фото: artguide.com

Вернувшись в СССР, дочь Зинаиды решается на ответственный шаг – она обращается в Союз художников СССР и получает разрешение на проведение выставки Зинаиды Серебряковой в Москве, Киеве и Ленинграде. Хрущевская оттепель ознаменовалась возвращением Родину многих представителей искусства, покинувших Отчизну ещё во времена белой эмиграции. Поэтому Серебрякова, никогда не комментировавшая действия советской власти, стала идеальным кандидатом для «новой линии партии и правительства». Вскоре в небольшой французской квартире закипела жизнь: Зинаида с трепетом готовила картины к поездке, а влиятельные советские художники постоянно приезжали в Париж, чтобы отобрать из её обширной коллекции полотна для выставки в СССР. Серебряковой совсем не верилось, что это происходит с ней, ведь всю её жизнь она оставалась в тени. Часто художницу охватывала тревога, что её посчитают скучной и старомодной. Но ожидания не оправдались.  Восьмидесятилетняя Серебрякова наконец узнала, что такое оглушительный успех. На выставки выстраивались километровые очереди, критики лишь восхищались её работами, а издательства боролись за шанс выпустить книгу с картинами Серебряковой.


cvetamira.ru.jpg
Зинаида Серебрякова. Спящая крестьянка. Фото: cvetamira.ru


Через два года после открытия вернисажа русская художница скончалась во Франции. После отъезда из России в далекие двадцатые годы, она так и не побывала больше на Родине. Но душа Серебряковой была спокойна. Главное, что её картины вернулись домой и нашли своего зрителя. В мире даже пошла мода на образ жизни художницы: многие не только пытались повторить её стиль написания картин, но и подражали ей в манере одеваться и укладывать волосы.

Новости партнёров