https://eabr.org
https://eabr.org

СООТЕЧЕСТВЕННИКИ

«Феминизм придумали закомплексованные дамочки»

28.09.2018 Борис Устюгов, Известия 65 просмотров

На арене дворца спорта "Олимпийский" должна была состояться первая в истории России португальская конная коррида. Зрелище было отменено по внезапному решению городских властей (1999 г. - эпоха Ю.М. Лужкова. Прим. Ред. "Большая Азия"), боевых быков вскоре пустили под нож, а специально приехавшая в Москву из Франции для организации шоу русская женщина-тореадор Лидия Артамонова осталась в России.


Теперь она живет в Подмосковье, занимается организацией собственного конного театра и больше не собирается тревожить отечественных защитников нравственности опасными спектаклями. О том, как изменило сознание прирожденной амазонки длительное общение с исторической родиной, Лидия Артамонова рассказала корреспонденту "Известий" Борису УСТЮГОВУ. Справка "Известий" Лидия Артамонова родилась в Москве в семье госслужащих - ее дед был председателем Госплана СССР, отец и мать - высокопоставленные сотрудники Внешторга. Детство Лидии прошло в Швейцарии и Франции, что, впрочем, не помешало ей поступить на романо-германское отделение филфака МГУ. Окончив знаменитый парижский лицей Sailly, Лидия поступила на факультет социоэкономики Католического университета в Париже.


В мае 1985 года вышла замуж за Жака-Мари Компуэна - коммерческого директора коньячной фирмы Camus. Брак длился полтора года. Вскоре после рождения в 1986 году дочери Франсуазы Лидия стала профессиональным игроком французской сборной по конному регби. Затем Артамонова переезжает на юг Франции, где обзаводится собственным поместьем и конной фермой. После нескольких лет обучения в Португалии у мастеров тавромахии Лидия в течение десятилетия выступала на аренах Испании, Франции и Португалии в качестве пешего и конного тореро. После введения законодательных ограничений на бои с быками в Евросоюзе Артамонова стала инициатором организации бескровных коррид - театрализованных спектаклей, где быкам на рога надевают кожаные чехлы, а на шеи - чтобы избежать уколов пики - толстые резиновые ошейники. По ее письму администрация Евросоюза разрешила подобные шоу на всей территории Европы. Именно такую корриду Артамонова хотела продемонстрировать москвичам в сентябре 2001 года.


После отмены спектакля Лидия Артамонова взялась организовать первую в России театральную конную труппу иберийских лошадей и латинскую школу выездки, где каждый желающий мог бы обучиться верховой езде по древним канонам. Артамонова привезла из Франции 10 уникальных лошадей иберийской породы, которых ныне содержит на подмосковной ферме в Дмитровском районе. Пресс прессы "Несмотря на то, что Артамонова всегда была enfant terrible - независимой, самостоятельно принимающей решения, дедушка с бабушкой в ней души не чаяли и готовы были простить любимой внучке любой каприз. Во всяком случае, когда Лидии потребовалось приобрести четырех лошадей для занятия корридой, помогли ей именно они. Дед - Иосиф Иосифович Кузьмин - продал три картины из своей большой коллекции передвижников. В коллекции той было более 40 подлинных работ таких мастеров, как Коровин, Айвазовский, Куинджи... Затем ее карьера стремительно пошла вверх. В рейтингах лучших тореро Артамонова стала неизменно занимать первые строчки, получая за каждый бой по 20 тысяч долларов..." "Семь дней" "Женщина-тореадор Лидия Артамонова с гордостью говорит о своих ежедневных многочасовых тренировках, в ходе которых гибнут десятки коров и телят. Бросив малолетнюю дочь, Артамонова уехала в Португалию работать на бойне в качестве помощника забойщика скота - отрабатывать удары на быках и коровах... По слухам мадам Артамонова обожает сырое мясо убитых ей быков и ест его 3 раза в день". "Мегаполис-Экспресс" "Один из самых трудных элементов португальской конной корриды - во время представления стукнуть кулаком по лбу разъяренного быка. Такое могут далеко не все. Лидия Артамонова может.


За десять лет своей карьеры она покорила искушенных поклонников корриды и провела несколько сотен боев с быками..." "Московские новости" "Лидия Артамонова - личность преинтересная, как будто заброшенная в наш век из глубин средневековой истории... Это чудом сохранившийся осколок эпохи рыцарства, она сражается с быками по канонам древнего кодекса чести. Поэтому бык, хоть и незнаком с кодексом, пользуется всеми привилегиями рыцаря, вступающего в поединок с другим рыцарем..."

"Итоги"

- Твое гуманитарное образование довольно разносторонне. Помогло ли оно тебе в предыдущей профессии?

- Если не ошибаюсь, тема моей дипломной работы в Католическом университете 15 лет назад звучала так: "Социальный фактор в корриде. Конфликт между пешей и конной корридой". Образование помогло мне не столько в самом изучении искусства верховой езды и боя с быком, сколько в понимании исторической и религиозной подоплеки всего этого. Каждый тореро, как это ни пафосно звучит, считает себя воином, который каждый день выходит на поединок с дьяволом. А иначе нельзя: если не верить в это, на арену лучше не выходить - погибнешь.

- То есть ты религиозный человек?

- Сейчас, наверное, в меньшей степени. Так сложилось, что воспитывалась я в католической вере, но это ничего не значит. У каждого человека представления о Боге в сознании, а в какую он ходит церковь, неважно. Я церковь не посещаю уже давно, с тех пор, как перестала заниматься корридой.

- Сейчас, по прошествии некоторого времени, не стала ли ты считать корриду слишком жестоким развлечением? Ты не жалеешь, что отдала этому довольно кровавому спорту полжизни?

- Нет, а почему я должна жалеть? Во-первых, я профессионал и горжусь своей работой. Во-вторых, я не согласна с тем, что коррида - более жестокое зрелище, чем, скажем, бои без правил, которые беспрестанно крутят по телевизору. Дело не в развлечениях, а в обществе, которое эти развлечения требует.

- Но не зря же говорят, что насилие порождает насилие...

- Рассуждать на эти темы очень любят всякие гуманисты, "зеленые" и прочие, но от их слов никто добрее не становится. Пусть лучше кровь льется с экранов телевизоров, чем на улице. С помощью жестоких боевиков, боев на арене и коррид общество избавляется от агрессивного потенциала. У нас в Провансе некоторое время назад власти начали официально вербовать "трудных" подростков в школы тореро, чтобы направить их агрессию в нужное русло. Помню, ко мне на ферму прислали целую ораву этих малолетних бандитов, которые за свои 12-14 лет успели кого-нибудь убить, изнасиловать или ограбить. С моей мамой чуть не случилась истерика - она даже попыталась закрыть ворота и не пустить полицейских, которые конвоировали парней, во двор. А потом надолго заперлась с дочкой в дальнем конце нашего дома. И ничего - после полугода тяжелой работы и тренировок у ребят вся агрессия сошла на нет. Они выросли нормальными, здоровыми людьми, обзавелись семьями. Не знаю, продолжается ли эксперимент сейчас, но, по-моему, это довольно полезный опыт.

"Я поняла, что пора остановиться..."

-Ты переехала из Франции в Россию четыре года назад, чтобы организовать здесь корриду. Корриду в Москве, а затем в Ярославле отменили и теперь вряд ли когда-нибудь проведут. Не думаешь уезжать обратно?

- Разумеется, нет. Во-первых, я сюда приехала немного другим человеком. Любила бороться, искать правду. Чуть что - подавала в суд на обидчиков, благо их было достаточно. У меня до сих пор лежат пачки исковых заявлений: когда у меня почти сразу после приезда в Россию украли лошадей, потом угнали коневозку, потом пытались использовать мое имя для всевозможных махинаций. Теперь я стала чуть-чуть иначе смотреть на вещи. Недавно поняла, что пора остановиться, успокоиться и заняться чем-то созидательным, а не бороться с разными ветряными мельницами. Мне почти 37 лет, у меня есть взрослая дочь и любимый мужчина.



Хочется спокойно заниматься своим делом и семьей. Причем именно здесь, во Франции меня особо никто не ждет. Там осталась кое-какая собственность, дом, например, с огромным участком земли и ареной, которую еще надо поделить с бывшим партнером. А это опять суды, скандалы... Очень не хочется переживать заново то, что давно прошло.

- Что такое конный театр, латинская школа выездки и почему это так всем интересно?

- Нечто подобное представляет уже второй год подряд на московском Театральном фестивале французский театр "Зингаро" Бартабаса. Представления с участием иберийских лошадей проводит Венская королевская школа. Это особый стиль выездки лошади, основанный на древней кавалерийской школе, можно его назвать конным балетом. В ХХ веке после Первой мировой войны классическая школа подготовки всадника и лошади переродилась и упростилась. К чему это привело, можно наблюдать на любых соревнованиях по выездке или конкуру, когда лошадей, увитых всевозможными приспособлениями, заставляют принимать неудобные позы и ходить неестественными аллюрами. К примеру, считается, что лошади определенных пород (например, ахалтекинцы) не способны к прыжкам через препятствия. По-моему, это глупо - просто существующие методы подготовки заставляют и лошадь, и всадника делать совершенно неестественные и неудобные вещи. Поэтому и прыгать конкур могут только те породы лошадей, которые обладают определенным складом мускулатуры и очень устойчивой психикой. Хотя и в России, и в Европе еще есть энтузиасты, пропагандирующие тренинг лошадей, основанный на их природных движениях. Раньше, когда от поведения и подготовки лошади зависела жизнь всадника в бою, коней готовили к походам несколько лет, в лошадях уважали личность. Сейчас в классическом конном спорте оцениваются только прыжковые качества и насквозь искусственная техника исполнения, которая никому ничего не дает. Латинская школа, элементы которой сейчас применяются и в конной корриде, основана не на муштре, а на комплексе упражнений, в основе которых лежат естественные движения и баланс равновесия. Пересказать все отличия нельзя - достаточно один раз посмотреть выступления.

"В этом деле побеждает либо женственность, либо комплексы"

- Похоже, в твоей жизни гармония наступила. Но тренировать лошадей - тоже довольно мужественное занятие. Как удается совмещать такую работу с семьей и давним уютом?

- Противоречий тут нет. Тот человек, с которым я живу, сам занимается тренингом лошадей. Мы вместе смотрим соревнования, по-разному оценивая выездку и качество подготовки лошадей, спорим и учимся друг у друга как профессионалы. Михаил, помимо своей работы, сейчас занимается и организацией моих выступлений - он такие вопросы решает лучше, чем я. А дома я типичная женщина с южным воспитанием. Я на четверть кабардинка, и родители воспитывали меня довольно традиционно - учили, что женщина обязана уметь готовить и вести дела по дому. У моего друга маленький ребенок, которому мы оба уделяем почти все свободное время. А остальное - готовку, стирку, уборку - я делаю с удовольствием. По-моему, такое разделение обязанностей справедливо.

- То есть феминисткой тебя назвать нельзя?

- По-моему, феминизм выдумали какие-то закомплексованные дамочки из не совсем благополучных семей. Мужчина и женщина не могут быть равноправны во всем, это противно природе. У женщины лучше получается заниматься домом, а мужчина должен этот дом защищать и обеспечивать семью тем, что называется материальными благами.

- А как же коррида?

- Женщин в корриде довольно много. Только в конной корриде их не меньше нескольких десятков. Но, как правило, женщины-тореро уходят на покой раньше мужчин. Опять же против природы не пойдешь - у каждой женщины рано или поздно возникает желание родить ребенка, завести нормальную семью. Такие мысли противопоказаны в тавромахии, где каждый тореро - артист-одиночка, не терпящий возле себя конкурентов и не отвлекающийся на бытовые мелочи. Между прочим, из-за корриды распался мой гражданский брак в Португалии, который длился два года. Человек, потерявший несколько друзей на арене, просто не вынес того, что я каждый день ухожу на работу рисковать жизнью, а вечером у меня нет сил и желания заниматься семейными делами. В классическом конном спорте такого нет. Я ничем не жертвую, когда тренирую своих лошадей и выступаю на них. Хотя риск при работе с животными, конечно, есть всегда.

- Если работа с лошадьми так рискованна, что же привлекает в конный спорт женщин? На любой конюшне девушек всегда больше, чем парней.

- Это нормально, тут работает обычный материнский инстинкт. Любая женщина хочет за кем-то ухаживать. Поэтому лучшие конюхи и берейторы - как раз женщины. Но в спорт они обычно не идут - тут нужны очень жесткая воля к победе и к тому же элементарная физическая сила. Да и чисто биологически женщины хуже мужчин приспособлены побеждать. У женщин чуть-чуть по-другому работает нервная система - сигнал от головного мозга к мышцам поступает с едва заметным опозданием. Поэтому мужчины в спорте всегда показывают лучшие результаты.

- Есть расхожее мнение, что когда женщина начинает любить лошадей, она перестает любить мужчин. Среди профессионалок конного бизнеса и спорта слишком много не счастливых в личной жизни амазонок...

- Все люди разные. Конечно, кто-то занимается с лошадьми, изживая собственные комплексы и самоутверждаясь. Управлять, повелевать животным весом в полтонны, безусловно, приятно. Но когда люди видят девчонку с грязными ногтями и сигаретой в зубах, хрипло матерящую лошадь на плацу, ни о какой грации и женственности говорить нельзя. Просто в этом деле побеждает либо женственность, либо комплексы. Те, кому работа с животными кажется слишком грубой и грязной, уходят. Я, например, лошадей не бью, слежу за собой, и никогда мне в голову не приходило, что моя работа выглядит неестественно и некрасиво. Очевидно, тут дело в элементарной культуре и воспитании. "О корриде мне предпочитают не напоминать..."

- Кстати, насколько для тебя важно, как ты выглядишь - не во время выступлений, а в жизни?

- По большому счету, мне неважно, как одеваться. Так сложилось, что я предпочитаю спортивный стиль. Любимая одежда - джинсы и кроссовки. То же и с машинами. Сейчас я езжу на "девятке" с помятым задним крылом. Недавно из-за этого даже случился конфуз. Я по делам участвовала в мероприятии областного губернатора - надо было встретиться с одним чиновником и договориться о проведении конного шоу в Подмосковье. Меня включили в губернаторский кортеж - милиционеры из оцепления чуть животы не надорвали от смеха. Среди сверкающих джипов с мигалками и "Мерседесов" затесался замызганный "жигуленок" с двумя похожими на дачниц существами (я поехала на встречу вместе со своим директором). На заднем сиденье - огромная дворняга, только горшков с рассадой не хватает. Так и катались по всей области.

- Кстати, как после запрета корриды складываются твои отношения с официальными лицами?

- О корриде мне предпочитают не напоминать. Сейчас и мне, и остальным важен конный театр и школа латинской выездки, которую мы пытаемся организовать. Мы уже довольно много выступаем, и отзывы пока самые лестные. Как-то меня представили Михаилу Касьянову, с Геннадием Селезневым мы подружились - он тоже лошадник. Последнее время сложились вполне нормальные отношения с Федерацией конного спорта и ее руководством. Правда, перед выборами иногда бывают забавные истории. Как-то на выступлении я должна была выступать с флажками. И единственные флаги, которые почему-то нашлись на стадионе, принадлежали одной политической партии. Политикой я не интересуюсь, но выступать пришлось, размахивая партийной символикой.

- У тебя есть ученики?

- Есть, но немного. На подготовку действительно хорошего всадника требуется масса времени и сил. В прошлом году я набрала группу из десяти человек. В основном детей. Потом случилось то, что можно было предвидеть: через полгода занятий кому-то все это надоело, кому-то оказалось тяжело, кто-то занялся фигурным катанием или гимнастикой. С детьми вообще сложно - сколько ни старайся, всегда есть риск, что человеку просто расхочется заниматься. Так и получилось. Сейчас я тренирую в основном взрослых. Пытаюсь окончательно обжиться на конной базе под Москвой, обустроить там все. Конечно, есть масса проблем и с деньгами, и с персоналом. У меня сейчас 12 лошадей, скоро зима, а специальные денники, построенные еще к корриде, стоят в неотапливаемом помещении. Подвести газ туда - проблема, горячую воду - тем более. А местные колхозники предпочитают сидеть вообще без работы, чем трудиться на конюшне за 200 долларов в месяц. Приходится нанимать приезжих, а с ними другие сложности...

- Не надоедает такая ответственность?

- Конечно, когда несколько дней подряд проводишь на конюшне, устаешь и хочется в теплый чистый дом. Но я всю жизнь провела среди лошадей и отказаться от них не могу и не хочу. В конце концов я занимаюсь любимым делом. - Дочь интересуется лошадьми?

- Нет, Франсуаза как-то не пристрастилась к конному спорту. Хотя верхом она ездит хорошо с детства. Мы с ней в последнее время редко видимся - в этом году она поступила на романо-германское отделение филфака МГУ и теперь вся в учебе.

- То есть дочь начала свою взрослую жизнь почти так же, как и ты?

- Да, но дальше у нее все будет по-другому...

Блицинтервью

- Какое твое любимое блюдо?

- Мне нравится французская кухня во всех ее проявлениях.

- Как ты относишься к собачьим боям?

- Каждая традиция хороша там, где она уместна. В Древнем Риме или в современной Азии собачьи бои выглядят адекватно, в Серебряном Бору - нет.

- Ты любишь светскую жизнь?

- Ненавижу и горжусь тем, что даже при моем "аристократическом" прошлом не посетила ни одного раута или коктейля.

- Ты считаешь себя интеллигентом и патриотом?

- Интеллигентность - громкое слово, исторически меня воспитала моя работа с ее рыцарским кодексом чести. И даже имея фактически две родины - Россию и Францию, - я могу себя назвать патриотом обеих.

- Какой твой любимый литературный герой и какую книгу ты закончила или начала читать только что?

- В детстве была Жанна Д'Арк, сейчас таковых нет. С книгами проще - я только что закончила читать работу капитана Дю Сент Фала "Метод дрессировки лошади" и взялась за средневековый трактат Жерхарда "О сопротивлении лошади".

Источник: https://iz.ru/news/281299

Новости партнёров