https://eabr.org
http://panam.in/

СООТЕЧЕСТВЕННИКИ

Русские староверы: осколки Веры и Отечества

12.09.2018 Денис Жариков 82 просмотров

Наших соотечественников можно встретить во многих уголках планеты, в том числе и в самых отдаленных уголках Боливии и Уругвая.


Пробираясь по боливийской земле к очередной экзотической достопримечательности, поднимая бурую пыль рифлеными подошвами своих ботинок и временами пытаясь жестом бывалого автостопщика остановить редкие в этой местности машины, я и не представлял себе, какие меня ожидали открытия - экзотичные даже для самой Южной Америки…

Меня подобрали три здоровых бородатых мужика, совсем не похожих на местных индейцев. Мы ехали в огромном американском джипе, и я не сразу понял, что говорят-то мужики между собой больно уж знакомо, хотя и непривычно - по-старорусски. Еще больше удивились сами бородачи, увидев меня.

Так я попал в боливийскую деревню Ануфриевку, что в нескольких часах езды на машине от ближайшего городка Санта Круз. В счетах телефонных компаний это место называется Toboroche. Поначалу бородачи отнеслись ко мне настороженно - непростые отношения сложились у староверов с исторической Родиной, к тому же я неосмотрительно назвался журналистом, а с этой братией староверы вообще предпочитают не общаться. Вот и высадили меня на окраине села (не бросать же человека, на ночь глядя, хоть и журналиста!), сказав: «Ты, мил человек, иди, куда шел, и Бог с тобою». Бог вывел меня туда, куда надо: к самому большому и богатому дому в селе - местного «кулака», труженика Мартимьяна Ануфриева. У него-то и пришлось прожить почти две недели. Помогал, как мог, по хозяйству, делил с ним простую пищу - фасоль с яичницей. А по вечерам мы, два русских мужика, один из XXI века, а другой из века этак XVII, как и положено русским людям, много говорили на отвлеченные темы, сидя под боливийским небом и попивая тропическую медовуху. Кстати, чудесный напиток, должен вам сказать. Это ведь миф, что староверы не пьют. Они пьют, в основном по праздникам, но в меру и только свой алкоголь; чужой не принимают на дух, как и чужую воду, ибо демоны могут в тело проникнуть - тогда беда. В России с праздниками попроще, к тому же зима бывает, и крестьянин само собою торжествует, а в Боливии лето, почитай, круглый год. Не успел Мартимьян один урожай собрать, как уже другой поспевает. Не до отдыха, как говорится. Это, конечно, от характера зависит: вот местные индейцы, те вообще не работают - есть у них бананы и апельсины, которые сами по себе растут, и больше им ничего не надо, а случись что, так православные помогут. И помогают ведь.

Боливия. Староверы
Федор и Татьяна Ануфриевы родились в Китае, а в Боливию прибыли в числе первых переселенцев из Бразилии.


Главные праздники в Ануфриевке - Рождество и Пасха, естественно, по старому стилю. В эти дни не работают, больше занимаются готовкой вкусной еды. Например, пекут блины. С местной сметаной (удивительно, но сметана для Южной Америки продукт экзотический) – одно объедение. В праздники надевают праздничную одежду - вышитые сарафаны и косоворотки. Исполняют обряды, ходят друг к другу в гости - в общем, все как обычно, только без попоек и «послепопоечного бунтарства».

В деревне стоит небольшой деревянный храм. Хотел я заглянуть к нему, чтобы поговорить со старцем-настоятелем, но мне сказали: «Не ходи. Нельзя тебе». Чужих в храм не пускают, дабы не оскверняли его своим присутствием.

Одежду женщины колонии сами шьют и вышивают всякое на ней, а вот ткани и обувь покупают. Кое-что прядут, обучают этому девочек с детства. Дети староверов вообще без дела не шатаются - работы в деревне всегда по горло. Молодой поросли в Ануфриевке очень много, как когда-то и в российских деревнях, - по 7-8 ртов в одной семье. Все они, те, кто достиг ученического возраста, несколько часов в день занимаются в своей школе. Интересно, что класс для всех один. Преподаватель - из своих же. Что изучают? Да читают церковные книги на церковно-славянском языке, «грызут» гранит русской словесности, с горем пополам пытаются освоить азы арифметики и испанского языка. А больше и не нужно. Зачем лишние знания? Все равно не пригодятся, а чтобы получить заем в банке, хватает и того, что успевают постичь.

Староверы
Одежду женщины колонии шьют сами.


Жениться староверам можно рано - в 14-15 лет. Союзы заключаются только между единоверцами. Никаких там смешанных браков с индейцами или самбами - боливийскими полукровками. Разводы запрещены, за единственным исключением - если кто-то из супругов угрожает другому смертью. Найти пару, особенно в небольшой колонии нелегко, иногда от браков между близкими родственниками рождаются дауны. Но до инцеста дела вроде бы еще не дошло, хотя В Ануфриевке есть парочка своих даунов. Что поделать – вполне понятные издержки.

Иметь землю, найти себе жену или мужа среди своих - мечта каждого колониста. Поэтому староверы предлагают всем встреченным русским остаться у них навсегда - принять их веру и жениться. Один российский моряк, «осколок» разорившегося и брошенного российского флота, так и сделал. Правда, это было в другой, уругвайской колонии. Мне Мартимьян тоже предлагал остаться, благо, девок молодых да работящих тут целый взвод - даже из соседней деревни специально приезжали на грузовике посмотреть на завидного, по их понятиям, жениха.

Чтобы понять уклад жизни этих людей, нужно хоть немного представлять их историю. А она, если коротко, такова.

С середины XIX века (период царствования Николая I) староверы селились в Хабаровском крае, скрываясь от религиозных преследований властей. После революции большевики начали обдирать зажиточных крестьян и вышибать веру из старообрядцев. Тогда Ануфриевы собрали свои пожитки и, переплыв ночью реку, ушли в Маньчжурию. Там в то время хозяйничали японцы, но староверов они не обижали, а наоборот, даже уважали за трудолюбие и опасное ремесло: те промышляли отловом живых тигров для зоопарков. 

В Маньчжурии Ануфриевым было хорошо, за землю платить не надо - сколько сможешь обработать, столько и обрабатывай. Имело семейство 5 гектаров – их-то и распахивали на быках. Но пришло время Мао Цзэдуна, который при поддержке Сталина разгромил японцев. Как рассказывает дед Ануфриев, японцы отступали очень подавленные и голодные, но не мародерствовали - самурайская честь не позволяла, еду брали у староверов только из их рук. Потом пришли китайцы и стали все отбирать в пользу своей китайской Красной Армии. Артем Ануфриев три часа стоял на допросе - ему «шили» сотрудничество с японскими оккупационными властями, но отвертелся-таки.

Староверы
Многие староверы успешно интегрировались в жизнь боливийской глубинки.


В общем, жизнь в том Китае не задалась, прозябало все семейство аж до 1958 года. Тогда чуть больше тысячи человек с помощью Красного Креста покинули КНР через британский Гонконг. Одни направились в Австралию и Новую Зеландию, другие - в американский Орегон. Ануфриевы и еще 70 душ православного люду оказались и вовсе на краю света - в Бразилии. Летели туда долго – на видавшем виды старом самолете, который, все казалось, вот-вот рухнет на землю. А он и впрямь делал вынужденные посадки: два раза - в Индии, три раза - в Африке… Но, как считают староверы, Бог их миловал – добрались они до Бразилии, где и высадились, - в Куритибу.

Там уже были их единоверцы, обосновавшиеся в этих местах с 1948 года. Образовалось три поселка, состоящих из 90 семей. Три трактора подогнал Красный Крест. В первый год посадили рис, всем «колхозом» растили, а урожай поделили поровну. Жили они так до 1979 года, потом «достала» их цивилизация - и переехало все семейство в Боливию, подальше от людей - благо здесь, как когда-то в Маньчжурии, земли - бери, сколько сможешь обработать. Тут «наших» набралось на две деревни – примерно по 20 домов в каждой. Стали сажать фасоль (по-бразильски - фижон) и кукурузу, завели коров…

Мартимьян рассказывает: «Старались забраться поглубже - в отсталую местность, где поменьше прогресса, чтобы сохранить религию и дети были бы подальше от мира, заблудшего во тьме желаний и удовольствий. Только так ведь можно душу спасти». Ему - единственному из всех - удалось выбить кредит в банке, купить трактор и удобрения - потому он теперь и самый зажиточный из местных мужиков.

Староверы
В Боливии и Уругвае многие староверы живут охотой, как когда-то их предки в Приморье.


Самые богатые и многочисленные колонии староверов, конечно же, образовались в США, в штатах Орегон и Аляска. Там у Ануфриевых есть родственники. Как-то раз туда ездила одна из дочек Мартимьяна, привезла магнитофон – штуку, доселе здесь неведомую. Молодежь тогда была рада - в свободное время устраивала что-то типа дискотеки с посиделками, а теперь уже все смартфоны осваивают. Мартимьяну это не нравится, но запрещать не стал, а меня лишь попросил прислать русских песен.

В Орегоне компактно проживает около 7 тыс. русских староверов, в основном они рубят лес и строят. Если увидите бородача на новой машине - значит, старовер. В 1967 году четверо строгих бородачей из Орегона тоже решили, что местная жизнь стала полна соблазнов, вот и отправились они искать лучшую долю на Аляску, где, как они думали, еще можно спасти душу и уберечь веру. И ведь нашли там более удаленное от цивилизации местечко. Так возникло и разрослось новое поселение. Вот только о вере меньше задумываться стали. Теперь у тамошних староверов большой рыболовецкий флот, владеют они крупными компаниями. В общем, в большинстве своем – хорошо обеспеченные люди.

В соседнем с Боливией Уругвае тоже большая колония, многие там живут охотой, как когда-то их предки в Приморье. Но ездят друг к другу в гости редко - некогда, много работы.

Кому-то, наверное, трудно представить, что у староверов есть своя "мафия". И это действительно так – почти без преувеличений.

Староверы - мирные люди, но конфликты с властями, если случаются, почему-то получаются громкими. Как-то раз уругвайские газеты неожиданно запестрели истерическими заголовками: «Задержаны девять русских с арсеналом оружия и боеприпасов!», «Русская мафия у порога!». Тогда в столичном аэропорту Carrasco задержали две семьи русских староверов, прибывших в Монтевидео из Портленда (США). Уругвайские таможенники обнаружили в их багаже три винтовки, охотничье ружье, пару пистолетов, ну и т.д. На все вопросы задержанные отвечали на ломаном испанском, английском и чистом старорусском: «Мы-де будем жить в поселении русских староверов и заниматься охотой». Мужикам предъявили обвинение в контрабанде оружия и посягательстве на безопасность авиаперелетов. Прокуратура взялась за расследование деятельности всей русской колонии в Уругвае, дабы «обнаружить и распутать клубок тайного заговора Москвы». Пресса, как водится, раздула скандал до космических масштабов. 

Между тем это оказалось обычное спортивное оружие, которое в Уругвае может купить любой совершеннолетний - просто оно там раза в полтора дороже. Российское посольство в Монтевидео заявило, что «сенсационный характер комментариев по делу дезориентирует уругвайскую публику и культивирует искаженный образ России и ее народа», - подчеркнув, однако, что задержанные не являются гражданами России. 

Староверы
Сегодня некоторые староверы из самых отдаленных уголков мира начали возвращаться обратно в Россию.


Обычная, в общем, староверческая история: решили жить подальше от больших городов. В итоге власти признали неудачными свои попытки поучаствовать в международном движении «борцов против терроризма». А родственники и односельчане задержанных попросили перевести их в ближайшую тюрьму, чтобы им могли передавать пищу, соответствующую 40-дневному великому посту. Через полтора месяца «террористов» отпустили - на этом и закончилась история вторжения русской «мафии» в маленький Уругвай.

Почему эти люди живут так? Почему бегут от большого мира, уходят не только из-под контроля, но и от покровительства могущественного государства? Да потому, что они дорожат своими корнями - общинным существованием, которое связано с традиционной этикой и почвой. Так понимают староверы свободу. «Земля и воля» для них - не лозунг русских террористов, а самое главное в жизни. Как говорят староверы, «ниже земли не упадешь». Здесь человек един с природой и самодостаточен, что ли, его жизнь наполнена особым смыслом и силой земли. Поэтому колонисты живут долго и почти не болеют, у них даже нет врачей.

На мой вопрос, почему староверы не возвращаются в Россию Мартимьян ответил, что, по его мнению, там не дают на земле работать, а вот дадут - тогда и поедут. Может статься, уже и поехал, ведь в России разработана программа «Дальневосточный гектар» - больше 100 тыс. человек уже получили землю на бескрайних российских дальневосточных просторах.

Некоторые этнографы считают, что староверы, как бы это лучше сказать, - и есть соль Земли Русской, ведь они сумели выжить и сохранить свою культуру вдали от Родины. По сути же, эти люди - анархисты, несмотря на всю свою ортодоксальную веру. Они не признают государственной власти, стремятся жить отдельно, только по своим законам.

Мартимьян нашел этому не одно обоснование в ветхих староверских книгах. Вот, например, у апостола Павла: «…наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века этого, против духов злобы поднебесной» («Послание святого апостола Павла «К эфесянам», гл. 6). Впрочем, далее у того же Павла сказано: «Рабы, повинуйтесь господам (своим) по плоти со страхом и трепетом, в простоте сердца вашего, как Христу». Ортодоксия довольно парадоксально совмещает призывы к непротивлению властям и в тоже время к духовной войне с миром. Куда ж податься староверу?

…А предложение выбрать себе красавицу-невесту я все же вежливо отклонил, несмотря на столь богатый выбор. Слишком уж из разных миров мы – я и писаные старорусские красавицы. И пошел я дальше своей дорогой, а они остались со своей судьбой и землей, ставшей им уже своей…
                                                                                                                  Фото предоставлены автором                                                                                                          

Новости партнёров