https://www.mos.ru/dvms/

Илзе Лиепа: «Искусство – это очень яркое пространство, которое может дать интересную молодость с правильным увлечением в жизни» | Интервью"Большой Азии"

02.01.2021 Медиаресурс "Большая Азия" 832 просмотров

На телеканале «Большая Азия» состоялся уникальный ТАНЦЕВАЛЬНЫЙ ТЕЛЕМАРАФОН, который представил Благотворительный фонд содействия развитию хореографического и изобразительного искусства Илзе Лиепа при поддержке Фонда президентских грантов и Министерства культуры Российской Федерации. 


В рамках телемарафона Илзе Лиепа дала интервью нашему медиаресурсу. 




С Народной артисткой России, лауреатом Государственной премии, основателем Благотворительного Фонда содействия развитию хореографического и изобразительного искусства Илзе Лиепа беседует ведущий Валерий Рыбкин.

- Наше с Вами интервью проходит в рамках Телемарафона, посвященного 10-летнему юбилею Всероссийского конкурса детского и юношеского танца «Весна священная». Как пришла идея создать Премию в рамках конкурса?

Конечно, это был путь! Началось все с создания балетной школы. Мне повезло – у меня есть друг и соратник Мария Субботовская, с которой мы идем рука об руку. Была наша идея – создать уникальную студию персонального тренинга правильных направлений, таких как пилатес, потому что пилатес Мария привезла в Россию первая.

Фамилия «Лиепа» у людей ассоциировалась с балетом, поэтому к нам стали приводить детей. Мы сначала были удивлены, а потом поняли, что сама судьба наталкивает нас на мысли о том, что надо открывать студию, школу для детей.

Детей стали приводить всё более младшего возраста: начали с 6-7 лет, а потом всё меньше-меньше-меньше. В этот момент я осознала, что у нас не существует методики работы с детьми такого младшего возраста. Именно в подготовке их к балету. Знаменитая система Агриппины Яковлевны Вагановой, которой славится русский балет и которая распространилась по всему миру, рассчитана на детей возраста от 11 лет.


Интервью Илзе Лиепа 9.jpg


Войдя в пространство балетных школ, мы с Марией решили организовать конкурс-фестиваль, чтобы было событие для «наших» детей, чтобы пригласить профессиональные хореографические училища и посмотреть, что вообще существует в детском пространстве танца.

Первый конкурс, это был конкурс-фестиваль, мы провели на свои собственные средства. Это нас очень вдохновило, а также поставило другой вопрос: хорошо, мы увидели танцующих детей из московских профессиональных училищ, из московских танцевальных коллективов. А как же танцует наша страна? Как танцуют любители в нашей стране?

Страна у нас огромная. Соответственно, танцующих детей, танцующей молодёжи очень много. Что же танцует наша молодёжь? Вот это был огромный вопрос, и нам очень захотелось глубоко в это погрузиться. И тогда мы поехали по стране. Мы использовали всё, и мои личные гастроли. Я смотрела, где происходят конкурсы, фестивали, подключалась к ним в качестве просто наблюдателя, по возможности входила в составы членов жюри.

Уже тогда мы начали получать поддержку губернаторов по стране. Мы организовывали собственные конкурсы, для того чтобы познакомиться с этим танцевальным пространством. Не только с молодёжью, а самое главное, с их педагогами и хореографами. Потому что мы прекрасно понимали, что молодёжь танцует то, чему учат педагоги и что предлагают хореографы. Поэтому выйти на этот контингент хореографов, педагогов для нас было очень важно.

На этом пути у нас было много прекрасных открытий, а также очень много вопросов и много удручающих моментов. Это тоже наш большой путь постижения танцевального пространства России. Тогда нам стало понятно, что мы не можем изменить всё это пространство, но мы должны дать некий ориентир танцевальному сообществу. Ориентир вкуса. Какое-то стремление для ребят, чтобы им хотелось попасть куда-то, к чему-то стремиться. Ведь как можно убедить парня или молодого человека 13-15 лет, что он сделал правильный выбор, пойдя в танцевальное пространство и что своим сверстникам, которые ходят в студию бокса, плавания, он, парень, который танцует в народном или современном коллективе, ничуть не уступает, что его жизнь может быть во многом интереснее, чем жизнь его сверстников, которые в спорте? Спорт – это прекрасно, я - за спорт. Абсолютно. Но искусство – это очень яркое пространство, которое может, в буквальном смысле, спасти нашу молодёжь, дать интересную молодость с правильным увлечением в жизни, - например, как у наших ребят, которые уже входят в орбиту нашего конкурса.

Конкурс и премия – это целый такой симбиоз нескольких проектов, и очень ценно для нас, что на этом пути мы получили поддержку Департамента культуры Москвы, потом нас поддержало Министерство культуры, Министерство финансов. Год назад при поддержке Фонда президентских грантов мы смогли распространить наш проект на всю Россию. Проект стал многослойным, который начинается конкурсами в регионах; и лауреаты, победившие в своём регионе, приезжают в Москву на финальный конкурс на соискание Национальной премии.

Лауреаты Национальной премии, которые выходят вперёд, становятся участниками нашего уникального спектакля, нашего гала-спектакля, который проходит на сцене Большого театра, и который мы делаем командой настоящих профессионалов театра, танца. Это и есть то, к чему стремятся участники наших конкурсов и премий. Мы становимся одной большой танцевальной семьей!


Интервью Илзе Лиепа 6.jpg


- Какова роль наставников-педагогов в формировании личности? 

- Это роль основная, в чьи руки попадёт ребёнок. В следующем году «Русской Национальной балетной школе» будет 20 лет. Когда я зашла в балетный класс и увидела глаза 4-5-летних детей, я была совершенно поражена этой чистоте, открытости, наивности и этим ощущениям, что дети воспримут сейчас всё, что ты им дашь. Всё абсолютно!.. Ты скажешь им: «Вот это хорошо», и они доверчиво повторят за тобой. Ты скажешь что-то другое, и они доверчиво повторят это. Какая же ответственность педагога - понять это пространство допустимости и необходимости того, что нужно сказать детям! 

Поэтому наши мастер-классы направлены именно на педагогов. Это очень важно – встречаться именно с педагогами, оценивать их работу, говорить им их ошибки, положительные качества; хвалить их за открытия, нещадно ругать за недопустимые вещи. Потому что эти доверчивые глаза – это и есть тот ценз, и та мера ответственности, которая стоит перед каждым педагогом. И конечно, хочется наполнить эти глаза деток интересом.

- Почему «Весна священная»? Вы взяли название в честь балета Стравинского или были какие-то другие идеи?

- Конечно, мы размышляли над тем, как назвать нашу премию. Конкурсы стали частью нашей премии. Это название даёт нам те самые собирательные чувства, которые нами двигали, когда мы создавали премию. «Весна» - это как пробуждение. Пробуждение природы, рождение человека. Символом нашей премии стала ветка вербы как первое пробуждение.
А «священная» - это наше отношение к молодёжи. Это то, с какими руками и какими мыслями нужно идти и можно входить в это молодёжное пространство. Поэтому так естественно для нас стало название «Весна священная». Это наше отношение к подрастающему поколению и то, каким оно должно быть у нас, взрослых.

- Расскажите о первых шагах премии. В чём были сложности, радости, успехи?

- Проект – огромный. Он требует огромного финансирования. Первые сложности были – понять, каким способом мы найдём эти средства для того, чтобы работать с 10-11 коллективами, лауреатами. Ведь коллективы - со всей страны. В каждом коллективе есть лауреат, который становится частью нашего финального спектакля. Должен поехать хореограф в регион, сделать там хореографию. При этом наша руководящая творческая группа всегда отслеживает то, что делает хореограф. 

Параллельно в течение года пишется сценарий, подбираются артисты. За неделю до премьеры спектакля, мы принимаем наши коллективы с уже поставленной хореографией, принимаем их в Москве. Параллельно по присланным меркам отшиваются сотни костюмов. В спектакле «Князь Владимир» было около двухсот костюмов. Когда ребята приезжают в Москву, начинается подгон костюмов. Начинается сведение спектаклей. Как паззл, гигантский спектакль мы должны сложить за неделю. Всего один день у нас репетиционный в Большом театре. Благодаря нашей очень профессиональной сценической команде –  художнику по свету, художнику-сценографу, нашему техническому директору, и всем службам – мы можем запустить этот гигантский механизм.

Обычно на это уходят месяцы, мы умудряемся это сделать за неделю. В результате полтора дня на репетицию в театре. Это огромные нервы, огромные задачи. Но для нас это бесконечно ценно.


Интервью Илзе Лиепа 11.jpg


Все участники, молодёжь, педагоги и хореографы наших коллективов, говорят: «Участие в вашем проекте для нас – это новая ступень». Всё равно участвуют лучшие. Лучшие из лучших становятся частью нашего театрального проекта. Но и они поднимаются на другой уровень. Они показывают эту планку, становятся нашими знаменосцами для всего танцевального пространства. Потому что у нас уже есть серьёзный, большой авторитет в мире танцевального сообщества. За нами следят, смотрят. 

Нам очень ценно, что уже сейчас мы можем наблюдать за тем, чтобы наши проекты жили. Чтобы участники дальше пропагандировали этот уровень вкуса, наши взгляды на танцевальное творчество. Чтобы дальше это распространялось, мы приняли решение – передать наши спектакли в любимые и достойные этого коллективы.

У нас есть мысли и наши желания, которые мы надеемся, сможем осуществить, благодаря поддержке губернаторов. Спектакль «Князь Владимир» мы очень хотим передать в Самару коллективу «Задумка» - очень талантливый коллектив. Самара для нас особый регион. Дмитрий Азаров – губернатор Самары невероятно поддерживает наши начинания. Для меня большая ответственность, что я была приглашена им, участвовать в работе группы по культуре при Госсовете, которую он возглавляет. В Самаре мы можем отрабатывать многие наши проекты и потом транслировать их в другие регионы. 

Поддержка губернаторов – это очень большая сила. Какое счастье, что есть понимание нужности того, что мы делаем. 

- Какой дальнейший шаг для премии и конкурса? Куда дальше идти? Вас знает вся Россия, что возьмёте дальше?

- Создание этой премии – это не наши амбиции. Мы думаем о том, как сделать более эффективными и более интересными наши обучающие проекты? Как ближе и глубже войти с обучающими программами? Вот это очень важно! 

- Какое самое яркое Ваше впечатление за 10 лет существования конкурса?

- Их множество. В каждом проекте – это встреча с новыми ребятами, которые становятся твоей командой, твоей труппой какое-то время. Ты безумно в них влюбляешься, знакомишься, следишь за тем, как они работают. 

Бывают невероятные моменты. Например, в нашем первом спектакле. Рядом со мной за кулисами стоял парень из коллектива, и он мне говорит: «классный у вас костюм». Это так здорово, ведь он, говоря это, ощущает себя частью этого единого пространства – я, он, артисты. Он это точно осознаёт, что сейчас мы все – одна семья. Мы один творческий организм.

Это потрясающая энергетика, которая идёт от танцующей молодёжи. Они танцуют в любительских коллективах, но делают это с такой отдачей, которую знала сцена Большого театра в эпоху звездного золотого поколения Большого театра, которому принадлежал мой отец, в том числе. Неважно, этот парень или девушка стоят в первой линии или последней, они работают так, как будто это последний их спектакль. Это так здорово! Так незабываемо. Для них самих эта степень отдачи и умение работать на сцене с такой отдачей – совершенно потрясающе. Эту задачу для них ставим мы вместе с их руководителями. У нас это получается. Это здорово. 

Кто-то из них пополнит ряды народных ансамблей в регионах. Ансамбли Сибири любят пополнять свои ряды такими парнями и девочками из любительских коллективов. 

- Илзе, несколько лет Вы работали на радио «Орфей», вели программу «Балет FM». Не думаете ли о телевизионном цикле? Например, «Большой балет на «Большой Азии»!

- Прекрасные мысли! Если канал «Большая Азия» меня пригласит, я с радостью об этом подумаю.


Интервью Илзе Лиепа 3.jpg

Читайте также

Новости

Новости партнёров