Партнёрам и рекламодателям
СООТЕЧЕСТВЕННИКИ

Владимир Марковчин: О роли белоэмигрантов в истории Испании

14.11.2021 Юлия Горячева / Редакция портала "Русский мир" 79 просмотров

Владимир Марковчин, военный историк, профессор Юго-Западного государственного университета, рассказал «Русскому миру» о роли русских эмигрантов в испанской гражданской войне (1936 – 1939). Как оказалось, они сражались по обе стороны – и за республиканцев, и за франкистов.


– Вы специализируетесь на участии представителей России, как красных, так и белых, в испанской гражданской войне. О советских военных специалистах, участвовавших в этом военном конфликте, сейчас известно немало. А вот участие в войне русских эмигрантов – тема гораздо менее известная… 


– В этом конфликте участвовало немало бывших граждан Российской империи, в том числе из рядов белой эмиграции. На сегодняшний день известно примерно о восьмистах участниках испанских событий, имеющих русские корни, – здесь немецкие, украинские, грузинские, прибалтийские, русские и другие фамилии.


– Почему белые добровольцы участвовали в этой войне?


– Как известно, белая эмиграция осталась недовольна итогами своей собственной гражданской войны, которая, к сожалению, была проиграна. И уйдя за пределы родины, белые постоянно вынашивали планы по возобновлению боевых действий – сначала на территории России, а потом на любой другой территории, где сходились интересы Советского Союза и чьи-нибудь ещё. 


Такие ситуации время от времени возникали. И в гражданских войнах в Китае были боевые действия, где в одних окопах встретились белые русские и русские красные. Например, знаменитый атаман Борис Владимирович Анненков, прославившийся своей запредельной жестокостью во время гражданской войны, стал советником командующего 1-й Китайской народной армией маршала Фэн Юйсяна. С советской стороны у маршала были также советники – их возглавлял известный комкор Виталий Маркович Примаков. Правда, вместе они провоевали недолго – Борис Владимирович Анненков вскоре был вывезен в Москву. С ним в столицу проследовал и бывший начальник штаба партизанского отряда атамана Анненкова Николай Александрович Денисов. Ну, а рядовые солдаты и офицеры – семёновцы, нечаевцы, дутовцы и другие – в разные периоды 1920-х – 1930-х годов вынуждены были воевать то за китайских военачальников, то за японских.

 

Но Испания в этом ряду стоит особо. Потому что Испания – это широкомасштабный фронт, и это возможность возобновить в более широком масштабе ту самую гражданскую войну, которая окончилась на территории советского государства в 1922 году. Испания – это испытательный полигон для будущей мировой войны, и руководство РОВС (Русского общевоинского союза – основной военной организации белоэмигрантов – ред.) это чётко понимало. 


– Как отнеслось руководство РОВС к участию белых в испанской гражданской войне? 


– Все руководство РОВС всячески поддерживало идею широкого участия белых организаций в гражданской войне в Испании. Как я уже сказал, для них это было продолжением той войны, которая закончилась на территории Российской империи. Во-вторых, этот конфликт изначально рассматривался как средство для заработка на содержание организаций, входивших в РОВС, – денег всегда катастрофически не хватало. И потому штабные генералы быстро начертали планы переброски русских военных контингентов, посчитали сметы, и когда в январе 1937 года делегация РОВСа приехала в Испанию и доложила свои соображения диктатору Франко, тот задумался, во что ему обойдётся эта затея с русскими добровольцами. 


Только на доставку и сопровождение первого русского контингента численностью в 1000 человек из Франции, Югославии и Болгарии было запрошено 290 750 французских франков, и эта сумма показалась диктатору запредельной. А всего к переброске в Испанию было предложено подготовить 20 тысяч русских эмигрантов. Взвесив все эти факторы, каудильо вежливо отказался от услуг РОВСа. И более поздние попытки возобновить этот процесс успеха не принесли: у Франко не было денег, чтобы принять русский контингент и оплачивать его пребывание. Ему были интересны добровольцы, которые приедут за свой счёт и будут воевать без каких-либо предварительных условий. 


– Есть версия, что Мария Врангель, супруга Врангеля, создала специальную организация для помощи таким добровольцам…


– Таких организаций было несколько, в том числе и по линии РОВС. Кроме того, в самой Испании представительницы имущего класса также ухаживали за русскими ранеными, в том числе за генералом Шинкаренко, раненным выстрелом снайпера в голову. 


– Несколько лет назад Юго-Западный университет издал мемуары генерала Шинкаренко – книга называется «Белая песня Испании». Расскажите об этой работе.


– Мемуары генерал-майора Николая Всеволодовича Шинкаренко (в литературных кругах известного как Николай Белогорский) охватывают период с 1937 по 1939 годы, когда бывший русский генерал принимал участие в гражданской войне в Испании, сначала в подразделении рекете (милиция), а затем в составе Испанского иностранного легиона.


Книга «Белая песня Испании»
Книга «Белая песня Испании»


Отец Андрей Кордочкин, настоятель храма Святой Равноапостольной Марии Магдалины в Мадриде, как-то попросил меня помочь с изданием этих мемуаров. Сама рукопись находится в архиве Стэнфордского университета, но у него появилась возможность получить копию этой рукописи. Предстояло расшифровать рукопись с довольно плохих по качеству негативов (эта работа была проведена, за что отдельное спасибо Елене Валерьевне Ильяшенко) и привести её в нормальный вид, так как она была написана с использованием старой русской орфографии, а затем снабдить издание комментариями и фотографиями. В 2018 году эта работа завершилась выходом книги в свет.


Издание также содержит брошюру архимандрита Иоанна (Шаховского), с которым Шинкаренко поддерживал связь. Вышедшая в 1939 году в Германии, она включала несколько писем самого писателя и ответы священника на них. Их дискуссия в письмах была в достаточной мере живой и интересной, что, впрочем, не помешало потом генералу обвинить отца Иоанна в бегстве от паствы перед оккупацией Германии.


– Николай Шинкаренко – довольно яркая личность. Недаром по предположению некоторых литературоведов Шинкаренко мог стать прототипом полковника Най-Турса из романа Михаила Булгакова «Белая гвардия». А чем именно вас заинтересовали мемуары Шинкаренко? 


– Шинкаренко – автор, относящийся к литературной эмиграции. К нему приковано особое внимание. Он много писал во время боевых действий в Испании; основные его публикации печатались в «Часовом», органе связи русских военных за рубежом. Плодовитый, одарённый автор, а когда военные умения сочетаются с писательским даром – это всегда интересно. Это взгляд человека, который прошёл через несколько войн, в том числе, кстати, и через Балканскую войну 1912 – 1913 гг. в составе болгарских войск, даже получив в той войне орден за военные заслуги. И мне было интересно, что же он писал.


Генерал-майор Николай Шинкаренко в форме лейтенанта Испанской армии
Генерал-майор Николай Шинкаренко в форме лейтенанта Испанской армии


Мы взяли эту рукопись, хотя были участки, которые вообще не читались, и пришлось дополнительно, иногда по третьему кругу, заказывать копии из Америки. В итоге в свет вышла брошюра сравнительно небольшим тиражом, но с достаточным эффектом: мемуары Николая Шинкаренко проясняют очень многое, помогая осветить испанский конфликт со всех сторон, без идеологической мишуры и без купюр «нежелательных документов».


Вообще, Шинкаренко очень специфический, конфликтный человек. Он, конечно, много пережил за свою жизнь, включая смерть отца, расстрелянного в 1918-м году в Советской России. Не исключено, что этому косвенно способствовало тяжёлое ранение в голову, которое генералу пришлось перенести в самом начале его испанского периода жизни. По той же причине ему пришлось расстаться со своими планами возглавить Русский отряд в Испании, хотя он изначально приезжал с такой миссией. И хотя Шинкаренко шёл на это осознанно, но, посмотрев на состояние дел, на контингент, который на практике оказался в его распоряжении, в результате от своих идей отказался. 


– А другая ваша книга «Красная песня Испании», очевидно, рассказывает о советских участниках этой войны?


– Да, в неё вошли рассекреченные недавно документы различных советских спецслужб и структур периода 1930-х годов, самые разные воспоминания непосредственных участников испанских событий, что поможет лучше разобраться в калейдоскопе испанской драмы.


– Вернемся всё же к русским эмигрантам. Сколько было добровольцев-белоэмигрантов по вашим данным? 


– С белой стороны за Франко воевало больше 100 человек. Точные цифры всё время уточняются, появляются новые фамилии. В основном это были офицеры, прибывшие из Франции, Италии, Германии, балканских государств. Большая их часть использовалась в подразделениях рекете(аналог нашей милиции), а также в бандерах Испанского иностранного легиона (бандера – испаноязычное обозначение воинской части, по величине соответствующей батальону – ред.). 


Особо выделялись русские лётчики, первые из которых появились в Испании ещё летом 1922 года. Рагозин Николай Александрович, Крыгин Михаил Андреевич, Марченко Всеволод Михайлович, Жуков Александр оставили свой собственный след в испанской авиации, начиная с участия в жесточайшей Рифской войне (в Марокко – ред.) и заканчивая подготовкой испанских лётчиков в авиационных школах. По стопам отцов пошли и некоторые из детей летчиков – Марченко Иван Всеволодович и Рагозин Александр Николаевич. Причём последнему довелось повоевать и в Советской России – в составе «Голубой эскадрильи» (испанское добровольческое формирование, воевавшее в составе гитлеровских войск на советско-германском фронте – ред.). После окончания боевых действий большое количество rusos blankos получили новые звания (как правило, почётного лейтенанта легиона), что позволило им получить право на получение пенсии. К тому же практически все добровольцы получили испанское гражданство.


Но добровольцы из белоэмигрантов были и на другой стороне. Многие считали, что участие в составе интернациональных бригад поможет им вернуться в Советскую Россию; для некоторых из них война стала одной из немногих возможностей заработать на жизнь. 


Белых республиканцев было гораздо больше, нежели белых франкистов – около 600 человек. Они занимали в республиканской армии разные должности, начиная от рядового бойца, продолжая инструктором военной подготовки в отрядах специального назначения и заканчивая начальником артиллерии фронта, как это было в случае полковника Владимира Константиновича Глиноецкого. Стоит отметить, что обещанное возвращение на родину состоялось только для некоторых из них – это были, как правило, действительно ценные кадры, в чьих услугах Советский Союз нуждался. Все остальные частично погибли в боевых действиях, а частично вынуждены были в 1939 году бежать в другие страны, в основном во Францию. 


В 2012 году в посёлке Чека, в 236 км от Мадрида, был установлен и освящён поклонный крест в память о белых русских добровольцах, воевавших в гражданской войне в Испании. Фото: pravoslavie.ru###https://pravoslavie.ru/54207.html
В 2012 году в посёлке Чека, в 236 км от Мадрида, был установлен и освящён поклонный крест в память о белых русских добровольцах, воевавших в гражданской войне в Испании. Фото: pravoslavie.ru


– Русские (в том числе советские) как-то пересекались в ходе гражданской войны в Испании? Есть об этом известия?


– Сведений о столкновениях белоэмигрантов из противоборствующих сторон практически не имеется. Оно и не удивительно – Испания в эти годы представляла из себя место, где находились десятки тысяч иностранцев из многих стран мира. Но, например, известный советский писатель Михаил Кольцов (Фридлянд) в своём «Испанском дневнике» оперирует материалами личного дневника Якова Тимофеевича Полухина, бывшего штабс-капитана Марковского артиллерийского дивизиона. Кроме того, известно, что при допросах военнопленных с обеих сторон русских добровольцев использовали как переводчиков.


Сведения о русских добровольцах в испанских архивах искать очень сложно. Например, как-то раз я обнаружил фамилию Junkov (в испанской транскрипции). Прошло много месяцев, прежде чем я пришёл к выводу, что этим команданте был русский эмигрант-лётчик Александр Жуков... Можно только представить себе, сколько вариантов написания было у фамилии Гогниджонашвили.


А вот боевые столкновения советских военных с русскими из лагеря Франко зафиксированы. Взять хотя бы Всеволода Марченко, который в сентябре 1937 года погиб во время ночного вылета на бомбардировку под Сарагосой. Кстати, я смотрел его лётную карточку – там невероятное количество вылетов, до четырёх в день. Очень часто это были ночные вылеты – показатель высшей квалификации лётчика. А сбил его другой русский – советский лётчик, будущий Герой Советского Союза Иван Трофимович Еременко. В этом особая трагедия – когда свои воюют между собой в чужом небе! 


Добивали Марченко уже на земле, после того как он выбросился с парашютом из горящего «Юнкерса»… С сентября 1937 года его останки перезахоранивались аж четыре раза. В последний раз это произошло в Мадриде не столь давно. Кстати, авиация – это тема для нашей новой книги по испанским событиям, которую предполагается издать немного позднее. Её рабочее название – «Русское небо Испании».


Искренне надеюсь, что и это белое пятно – участие русских и советских солдат и офицеров в испанских событиях – когда-то проявится полностью, и в этой истории всё встанет на свои места.

Новости партнёров