АССАМБЛЕЯ НАРОДОВ ЕВРАЗИИ

Портреты соотечественников: Нина Кристесен и русский язык на Зеленом континенте

10.07.2020 Единение. Русская газета в Австралии 66 просмотров

Она общалась с Корнеем и Лидией Чуковскими, знала Анну Павлову, Александра Керенского, Александра Солженицына, Виктора Некрасова, Мстислава Ростроповича и других знаменитых и не очень известных людей. Нина Михайловна Кристесен (урожденная Максимова) была дочерью капитана одного из судов Амурского общества пароходства и торговли и основательницей русистики на пятом континенте.


Русская австралийка Нина Максимова родилась в конце декабря 1911 года в Благовещенске, куда ее мама Татьяна Семеновна приехала из Санкт-Петербурга к мужу Михаилу Ивановичу. В годы Первой мировой войны ее отец командовал судами, которые доставляли из Японии медикаменты и рыбу для армии. Раннее детство капитанской дочки прошло в городе на Неве. Но с началом Гражданской войны отца снова отправили на восток, где Михаил Иванович выполнял поручения адмирала Колчака, крейсируя по Амуру на судах Амурского общества пароходства и торговли.



Вслед за Михаилом Максимовым транссибирским экспрессом отправились его жена и шестилетняя дочь.



hsvvf1we.jpg



В Благовещенск Максимовы прибыли в неспокойном 1917-м и остановились в семье инженера Галкина. Детская память Нины сохранила перестрелки между «белыми» и «красными», забаррикадированную мешками палубу судна, на которой Максимовы отправились в Сретенск. Во время одной из таких перестрелок Михаил Иванович даже был легко ранен в ладонь. Перезимовав в Сретенске, Максимовы отправились в Харбин.



«Мы очнулись у Христа на ёлке», — говорила Нина Михайловна о городе, в который от ужасов революции бежали ее родители и сотни других белоэмигрантов. В Харбине девочка пошла учиться в коммерческое училище КВЖД — одно из лучших в то время учебных заведений на Дальнем Востоке. Но окончить учебу не успела. Когда стало ясно, что советские войска войдут в Маньчжурию, Максимовы решили уезжать.


 
«Одной из любимых книг в нашей семье была книга Жюля Верна «Дети капитана Гранта». И описанное в ней длинное путешествие по Австралии произвело неизгладимое впечатление. Когда на семейном совете решали куда ехать — в Канаду, Америку или в Австралию — выбрали Австралию», — вспоминала Нина Михайловна о судьбоносном решении своей семьи.


29 марта 1925 года на пароходе «Танго Мару» Максимовы прибыли в Австралию, где их ждали новые испытания.


   
Tango_Maru — судно, на котором Максимовы прибыли в Австралию весной 1925.


Брались за любую работу



«Чтобы свести концы с концами мы продавали за гроши остатки прежней роскоши, всячески помогали друг другу, и в первую очередь добровольно (но часто нелегально) «уплотнялись» в дешевых квартирах без всяких удобств», — рассказывала о начале жизни в новой стране Нина Михайловна.



В Брисбен Максимовы прибыли «с предъявительскими 80 фунтами на всех». «Хозяева и австралийцы к нам отнеслись снисходительно и смотрели, как на живую силу. Им не нужны наши дипломы, наше знание, только работа, — писал капитал дальнего плавания Михаил Максимов. — Условия жизни были весьма тяжелые — дождей по году не бывало. Каждая банка воды дорога, продукты далеко не важные или все в жестянках. Лишение семьи, жить в палатке или мешках, не видя просвет, было подобно ссылке. Рубка сахарного тростника, корчевка леса взяли мои 12 лет жизни». Успел поработать  маляром, садовником, плотником, сборщиком хлопка…  



2k4vkwts.jpg



Жены эмигрантов в то время подрабатывали стиркой, уборкой, шитьем. Нина тоже пошла работать — была ночным сторожем на платной автостоянке, садовником, уборщицей, няней для детей. Ей не было и 14, когда она во время школьных каникул устроилась прислугой в большую семью, где было пятеро детей. Одновременно продолжала усердно учиться, окончила среднюю школу и Teachers Training College.



В 1929 году русскую колонию взволновал приезд Анны Павловой. Во время своего визита на далекий континент великая балерина посетила дом бедных эмигрантов Максимовых, перед уходом подарив поклонникам своего таланта несколько фотографий, билеты на весь сезон и передала Татьяне Семеновне часики «для Нины», которой предстояло выдержать экзамен.
Окончив университет, Нина устроилась работать учительницей в англиканскую школу для девочек Св. Эйдана — ее выбрали из числа 30 претенденток на вакантное место. Позднее стала президентом Ассоциации средних школ.
Даже со своим будущим супругом Клемом Кристесеном, известным австралийским журналистом, писателем, художником, основателем и редактором литературного журнала «Миэнджин», Нина Михайловна познакомилась, став его частным учителем.
В 1945-м издание журнала было перенесено в Мельбурнский университет, и Кристесены переехали в Мельбурн, где прожили вместе до конца своих дней.


Австралийское Переделкино



После окончания Второй мировой Нина Кристесен начала работать преподавателем русского языка и литературы во французском отделении Мельбурнского университета. В газете The Herald за 18 марта 1946 года вышла статья о том, что на учебу в университет в новом учебном году поступило более 5800 молодых людей. Лекции по русскому языку будет читать новый преподаватель — миссис Нина Кристесен.



Это было первое в Австралии отделение русского языка и литературы, ставшее в 1949 году самостоятельным. Нина Михайловна руководила им 30 лет до самого выхода на пенсию.



«Во всех отношениях я была вынуждена начинать все с нуля в Мельбурнском университете. Там не было ни одного штатного отдела, ни персонала, ни подходящих учебников, ни библиотеки (кроме моей), ни секретарской поддержки и никого, к кому бы я могла обратиться за советом, как лучше структурировать курс», — писала потом Нина Михайловна.



Единственной печатной машинкой с русским шрифтом можно было пользоваться только во время обеденного перерыва. Из домашней библиотеки своих родителей Нина Кристесен забрала однотомник Пушкина 1888 года издания, собрание сочинений Чехова, толковый словарь Даля, рассказы Бунина, «Войну и мир» Толстого и другую литературу — эти книги стали началом русской библиотеки австралийского университета.



pkbamxxt.jpg



Позднее, бывая в Советском Союзе, Нина Михайловна везла с собой литературу на русском языке. Книги она покупала на собственные средства. Раздав советским гражданам свою одежду, иностранка с далекого континента везла назад в саквояже и в чемодане увесистые тома русской классики. В Союз она много лет посылала книги, пакеты с вещами, лекарства, переводила деньги. Однажды, улетая из России, она бежала к самолету чуть не в одном платье, оставив свою теплую одежду кому-то из провожающих…



По отзывам студентов, Нина Михайловна была прекрасным, очень любящим и хорошо знающим свое дело преподавателем. Она и сама непрерывно продолжала учиться в европейских университетах, где преподавался русский язык — в Оксфорде, Кембридже, Сорбонне.
Русское отделение, которым Кристесен руководила, стало территорией русской культуры и русской речи. При отделении был создан студенческий клуб, устраивались вечеринки, на которых студенты наряжались в русские национальные костюмы, угощали друг друга и отмечали русские праздники. Своих студентов и преподавателей отделения Нина Михайловна звала к себе в Элтам — район, который студенты называли между собой «австралийским Переделкино».



Несколько семестров Нина Михайловна читала лекции в Оксфорде. С ее помощью в других университетах Австралии также начали преподавать русский язык и литературу. «Звездным часом» отделения, которым руководила Нина Михайловна, называют 1958 год.
После того как в СССР был запущен первый искусственный спутник земли, заявление на изучение русского языка в университет подали 157 человек. В 1987 году в День Австралии Нина Кристесен была удостоена Ордена Австралии «в знак признания заслуг в образовании, в частности, в изучении славянского языка и культуры».



В прошлом году после длительного перерыва русская история вновь вернулась в Мельбурнский университет. Со второго семестра здесь начали изучать советскую историю — это новый предмет, ставший частью обновленной программы по истории.
— Наши студенты изучают дисциплины, которые относятся к периоду советской истории и истории международных отношений России от времен правления Петра Великого до наших дней. В целом, студентов интересуют все аспекты, которые касаются современной России, — поделилась доктор Джули Федор, старший преподаватель современной европейской истории университета Мельбурна.
Личный архив Нины Кристенсен, который еще предстоит изучить в деталях, может стать прекрасным материалом для студентов и аспирантов, владеющих русским языком.



Яна КОЛОДА,
газета «Амурская правда»

Новости партнёров